2017-02-22

Антиквар Илья Трабер

Илья Трабер — Антиквар

В 2008 году испанские правоохранительные органы провели стремительную спецоперацию «Тройка», направленную против русской мафии, обосновавшейся на Пиринеях. Основной удар приняли на себя структуры «тамбовской» и «малышевской» ОПГ, выбравшими Испанию местом «отмывания» преступно нажитых денег и скупивших всю элитную недвижимость на курортном побережье.

Помимо ареста и объявления в розыск целого легиона российских граждан, хорошо известных у себя на родине, как руководители крупных преступных группировок, криминальные авторитеты и воры в законе, на свет появились пугающие подробности из жизни вполне преуспевающих и до того дня кристально чистых предпринимателей и банкиров, входящих в бизнес-элиту страны. Новости о произведенных арестах заставили понервничать многих россиян, выбравших Испанию местом своего жительства. Часть из них от греха подальше поспешила покинуть родину Сервантеса и вернуться в Россию.

В числе первой партии «беженцев», рысью спешащих с чемоданами в аэропорт, оказался петербуржец Илья Ильич Трабер. Через несколько недель испанские следователи объявят его «крупнейшим авторитетом русской мафии» и подключат на его поиски Интерпол, но немного опоздают. Трабер будет прогуливаться по невским набережным и посмеиваться над своими незадачливыми коллегами, угодившими в испанские тюрьмы.

Фарцовка

В России за Трабером закрепилась известность удачного бизнесмена, а в СССР его знали, как офицера-подводника и молодого члена КПСС. В 1973 году лейтенантом он покинул учебные классы Севастопольского высшего военно-морского училища и убыл служить на подводную лодку. Через 7 лет он подаст рапорт об увольнении в отставку. Через пару десятков лет Трабер объяснит свой поступок антисемитизмом морских военачальников, не желающих читать в списках флотских офицеров не совсем привычные для русского языка фамилии.

На самом деле, по словам военного моряка, он никакого отношения не имеет к евреям. Его версия собственного генеалогического древа уводила интервьюеров вглубь веков к грузинским князьям из рода Милорава, проживавших в исторической области Грузии Мегрелии. Другой современник и одногодка подводника, носящий такую же фамилию Мурман Милорава, также часто вспоминающий о «голубой» крови, имеет полномочия князя, но в воровском мире. Предка мегрельских вельмож именуют «законником» Мурманом Сухумским. Настоящей причиной ухода Трабера с флота было его стремление совмещать ношение мундира с коммерцией, что в коммунистические годы совсем не приветствовалось. Другими словами, офицера и члена партии поймали на обычной фарцовке.

Антиквар

Илья Трабер вернулся в Ленинград для того, чтобы сменить водную стихию на пивную. Он встал за пивной кран в баре «Жигули» – известном злачном месте города. Примерно в это время другие ныне известные петербуржцы выбрали похожее занятие. Барменом стоял за стойкой в шалмане «Рим»» Руслан Коляк, в тошниловке «Таллин» служил Владимир Барсуков (Кумарин), а его ближайший сподвижник Александр Малышев каждый день надевал на себя ливрею швейцара.

Предпринимательская жилка Ильи Трабера не ограничилась недоливом или разбавлением популярного пенного напитка. В контингент посетителей заведения входили разные люди, некоторые из них в минуты финансовых затруднений предлагали за кружку пива вместо привычной «акчи» ювелирные изделия и даже антикварные вещи. Так рядовой бармен превратился в коллекционера старинных ценностей и приобрел кличку Антиквар.

Вор в законе Джаба Константинович Иоселиани

Трабер начал активно скупать и перепродавать с выгодой для себя антиквариат, увеличивая за счет новых клиентов и без того немалый список своих знакомых. В него попали такие видные личности, как бывший грузинский «вор в законе», а в последствии политик Джаба Иоселиани, ставший во главе триумвирата, свергнувшего президента Гамсахурдиа. Чуть меньше влияния, чем у Джабы имел Костя Могила (Яковлев) – «смотрящий» за Петербургом и застреленный в 90-е в ходе дележа сфер влияния.

Неожиданно большую помощь в развитии торговли побрякушками и фиксами оказал главный городской партийный босс Григорий Романов. Испытывая патологическую неприязнь к подобным товарам, он распорядился закрыть все официальные торговые точки, реализующие предметы старины. К старту кооперативного движения в городе действовал всего лишь один антикварный магазин, поэтому кооператив «Русь», организованный барменом-подводником в 1989 году, практически не имел конкурентов и быстро нашел свое место на рынке продажи антиквариата. Первый магазин Трабера открылся на улице Фурштатской, затем он получил возможность обзавестись торговыми площадями в самом центре города напротив «Гостиного двора», куда валом начали валить иностранные туристы и оставлять кипы «зелени». В 1994 году у Ильи Трабера сформировалась сеть из 4-х магазинов.

Питерский бизнесмен

К августу 1991 года предприниматель настолько крепко встал на ноги, что даже обзавелся собственной охраной, которая в тревожные дни ГКЧП была любезно предоставлена в пользование председателю горсовета Беляеву. Еще успешнее развивалось взаимодействие с Анатолием Собчаком, распорядившимся создать реставрационно-коммерческий центр «Антиквар». В его учредителях значилось малое предприятие «Петербург» – ведущее свою историю от кооператива «Русь».

Следующей коммерческой инициативой Трабера стало информационно-юридическое бюро «Петр». Своими напарниками он выбрал странноватую компанию из коммерсанта, бывших мента и чекиста. «Петр» отметился созданием клуба бокса «Ринг-Санкт-Петербург», куда в начале славной спортивной карьеры частенько захаживал будущий чемпион и депутат Госдумы Николай Валуев.

Слева: Михаил Глущенко, Владимир Кумарин, Руслан Коляк

Торговля историческим эксклюзивами принесла Антиквару столь много денег, что он решил вложить их в другую отрасль. Следы Трабера в те году обнаруживаются среди учредителей «Петербургской топливной компании», «Петербургского нефтяного терминала» и фирме «Совэкс», производившей заправку топливом самолетов в аэропорту Пулково. Все они тесным образом были завязаны на морской порт, где Трабер был представлен компанией «Портовый флот», завладевшей абсолютно всеми буксирами.

За порт развернулась нешуточная борьба среди криминальных группировок. Жертвами ее стали чиновники и менеджеры Витольд Кайданович, Николай Шатило, Михаил Синельников. В 1997 году безымянный киллер расстрелял руководителя городского КУГИ Михаила Маневича, пытавшегося навести порядок с собственностью в порту. Борьба закончилась победой Владимира Кумарина, «выдавившего» от петербургских причалов всех конкурентов, включая Антиквара.

Русский грек

Следуя установившемуся в те годы тренду, Илья Трабер обратил пристальное внимание на банковский сектор, где бюро «Петр» засветилось в учредителях банка «Рождественский», но еще больший интерес у Трабера вызвал небольшой городок Выборг, стоящий на пути автотрассы к границе с Финляндией. Еще в «топливный» период бизнеса Антиквар обзавелся там сетью бензозаправок, действующих под эгидой «Выборгской топливной компании». В компаньоны он выбрал группу чеченских евреев (бывают и такие!).

Теневой мэр городка авторитет Владимир Щуровский обеспечил на первых порах режим наибольшего благоприятствования пришельцу с Питера. Затем он был таинственно убит. Смерть не стала единственной среди тех, кто так или иначе соприкасался с иногородней топливной структурой. Именно Выборг напомнил Траберу о его морской душе и флотской молодости. «Выборгский судостроительный завод», получивший выгодный заказ на строительство плавучих платформ для добычи с морского шельфа углеводородов, а за ним Санкт-петербургский «Балтийский судомеханический завод» пополнили портфель активов коммерсанта.

Болид Виталия Петрова

После этого приобретения Илья Трабер клонировался в «двойников» – греческого подданного Илиаса Травера, путешествовавшего по Европе еще с 2-мя паспортами на схожие фамилии – Ильяс Трампер и Ильяс Травер. Русский «грек» был замечен на соревнованиях Кубка мира в «Формуле-1», а в 2010 году состоялась презентация его подарка первому российскому гонщику Виталию Петрову гоночного болида, за рулем которого однажды был запечатлен на фото Владимир Путин. В питерский период жизни прямых контактов между Антикваром и высокопоставленным чиновником городской администрации не было. У «тамбовско-малышевских» был назначен штатный «контактер» с мэрией – Виктор Борисович Корытов, служивший ранее в КГБ.

Путешествие по Западной Европе закончились для Ильи Трабера приобретением недвижимости в Ницце, но пользоваться ею долго не пришлось. Задолго до испанской полиции французы поняли, что за опасный тип проживает на их территории и руководит довольно непонятной фирмой «Сотрама». Еще в 2000 году они объявили его членом «тамбовской» ОПГ, занимающимся контрабандой нефти и оружия, и выплачивающим миллионные откаты персонам из самого верха российского государственного истеблишмента. Операция «Тройка» через 8 лет все же заставила Трабера навсегда вернутся к своим истокам. Илья Трабер притих, но два раза в одну воду не войти. Стойка пивбара и антикварная лавка в его жизни навряд ли повторятся.

Читайте также:

Заместитель прокурора покончил жизнь самоубийством на востоке Москвы
В здании министерства обороны в Москве начался пожар
Обострение в Карабахе: убиты десятки людей
В Папуа-Новой Гвинее разбился самолет
Подросток выместил обиду на бабушку, разрушив ее могилу, а также еще 13 надгробий
В авиакатастрофе на Гавайях погибли пять человек
Подаренный Порошенко БТР, по пути в АТО устроил смертельную аварию
Стали известны подробности смертельного ДТП в Чечне, в котором погибло 7 человек
У охранника "Газпрома" украли в Москве унитаз за 200 тысяч
Во Львове наглый водитель наехал на патрульного: появилось видео
В Колумбии сель накрыл город: более 120 погибших
ДТП со школьным автобусом в Швеции: трое погибших