2017-01-13

Дед Хасан решил задачу успешнее, чем Бахти Ташкентский

Вор в законе Бахтиер Кудратиллаев — Бахти Ташкентский или Бахти Янгиабадский

В январе 2015 года из исправительной колонии в узбекском городке Карши тихо и незаметно вышел на свободу Бахтиёр Кудратуллаев или, как его зовут в воровском мире, Бахти Ташкентский, а иногда Бахти Янгиабадский. Говорят, что его встречали у ворот исправительного учреждения только родственники. Они же увезли освободившегося зэка в неизвестном направлении.

Самостоятельно Бахти передвигаться не мог, он был прикован к инвалидной коляске. Причиной освобождения раньше положенного срока послужило состояние здоровья. На языке профессионалов исправительной системы «вора в законе» актировали. К нему была применена статья 75 УК Республики Узбекистан, предусматривающая подобную меру к тяжело больным преступникам, вступивших одной ногой в могилу. Подобное милосердие очень нехарактерное для пенитенциарной системы среднеазиатской страны и навряд ли было инициативой администрации колонии. Телефонный звонок, санкционировавший выход на свободу единственного на весь Узбекистан «вора в законе», наверняка пришел откуда-то сверху.

Бахти Ташкентский

Бахтиёр Кудратуллаев родился в 1971 году в городе Янгиабад Ташкентской области, поэтому у его воровского имени 2 толкования. Уже в 26 лет он получил корону из рук Юлдаша Бостанлыкского (Юлдаша Ашурова), Деда Хасана (Аслана Усояна) и Дато Ташкентского (Датико Цихелашвили). В то время криминальный узбек находился в ташкентском «Сангородке» – так у урок называется республиканская спецбольница строгого режима.

Коронация прошла в популярном в современное время заочном режиме. Крестные отцы были на свободе, причем в разных частях, если не света, то СНГ. Тем не менее, высокие полномочия Бахти Ташкентского, врученные виртуальным способом, никто никогда не оспаривал. Он получил титул заслуженно, доказав всей своей жизнью приверженность воровским понятиям, продемонстрированную им не только в различных ситуациях на воле, но и в самой суровой по режиму в Узбекистане Товоксайской тюрьме.

Вор в законе Юлдаш Ашуров — Юлдаш Бостанлыкский

Подход к будущему члену «семьи» сделал на то время «смотрящий» по Узбекистану Юлдаш Бостанлыкский. У него на Бахти были особые планы. Дело в том, что над головой Юлдаша начинались сгущаться тучи, дело явственно шло к его неминуемому развенчанию. В числе претензий к главе узбекского воровского сообщества числились финансовые прегрешения с «общаком», но самое главное, он ничего не мог противопоставить новой политике властей по отношению к классическому криминальному миру.

Президент Ислам Каримов дал ясно понять руководству МВД, что в стране не должно быть организованной преступности в ее прежнем виде. Вместо «воров в законе» и криминальных авторитетов «крышевать» коммерческие предприятия, наркотраффик и контрабанду должны государственные структуры. Таким способом государство поставило под свой контроль «теневую» экономику, избавление от которой признано не только невозможным, но и нецелесообразным.

Министр МВД Закир Алматов, принадлежащий к одному с президентом «самаркандскому» клану, получил указание быстро навести в стране порядок. Несколько видных авторитетов, включая Шухрата Домбрабадского (Шухротулла Насиров), контролировавшего рынки столицы, оказались за решеткой на максимальные по длительности сроки. Устои узбекского воровского мира оказались под угрозой.

На фото справа налево: авторитет Салим Абдувалиев, вор в законе Юлдаш Ашуров (Жук), криминальный авторитет Гафур Рахимов, далее – их ближайшее окружение.

Многие прежние приверженцы воровских понятий вступили в переговоры с милицией о своем месте в новом раскладе, чем бросили, в первую очередь, тень на «смотрящего». Пожилому Юлдашу Бостанлыкскому явно не хватало энергии для организации сопротивления силовым структурам.

Бахти Ташкентский призван был объединить криминальный мир Узбекистана под своим руководством. Подобную задачу в эти же годы решал в России его крестный отец Дед Хасан. Авторитетному езиду успешно удалось стать главой гигантского и мощного сообщества, подавив конкурентов среди своих, и каким-то образом выдержать пресс давления со стороны силовых структур. Правда, как известно, успех был временным. Дед Хасан стал жертвой снайпера, недолго пережив остановленного неудачника Юлдаша Бостанлыкского. Тот умер в СИЗО Нукуса от цирроза печени в 2009 году.

Проигрыш властям

В схватке с министром Алматовым Бахти проиграл за явным преимуществом. Навести порядок в воровском мире ему было не суждено. Сначала все зоны в стране перекрасились в красный цвет, затем ему самому пришлось покинуть пределы Узбекистана и, как апофеоз не объявленной войны, его арестовали в 2008 году в Москве и через 6 месяцев выдали на родину по запросу узбекской стороны.

В Ташкенте его судили по статье 273 УК РУ (незаконный оборот наркотиков) и отправили отбывать срок в Жаслык. На примере его судьбы можно убедиться в мудрости другого авторитетного узбека Салима бойвоччи (Салима Абдувалиева), сумевшего договориться с властью, ставшего связным между государством и теневыми структурами, а взамен получившим богатство и почет у власть имущих.

Слева: Гафур Рахимов, вор в законе Юлдаш Ашуров. Крайний справа Салим Абдувалиев

Слабым утешением проигравшему Бахти Ташкентскому послужил тот факт, что в очередной раз воли он лишился без участия своего главного соперника министра Закира Алматова. Тот в 2005 году «отличился» при подавлении массовых беспорядков в Андижане, за что получил прозвище «кровавого» министра. По данным западных правозащитников силы правопорядка расстреляли за пару дней 187 человек. Через год его отправили в отставку «по состоянию здоровья». Теперь при его появлении заграницей для лечения застарелого сахарного диабета неизменно подымается вопрос о его задержании и привлечении к суду за совершенные преступления против безоружного населения.

По другой версии, событиями в Андижане ловко воспользовался его недоброжелатель руководитель Службы национальной безопасности Рустам Иноятов, выдвиженец противостоящего «самаркандцам» «ташкентского» клана. В дальнейшем, получив практически безграничную власть, он смог добиться у отца-президента домашнего ареста скандальной дочери Гульнары, слишком рано начавшей входить в роль преемницы.

Публичный вор

Бахти Ташкентский, в бытность свою на свободе, в Узбекистане был довольно популярной публичной личностью. В интернете можно найти массу фотографий, где он запечатлен с Салимом Абдувалиевым на различных торжественных мероприятиях. С ним сочли за награду сфотографироваться звезды узбекского шоу-бизнеса Мирзабек Холмедов и Шакрулло Исраилов. По узбекским меркам это аналоги россиянам Филиппу Киркорову и Николаю Баскову.

Спортивная легенда Узбекистана борец вольного стиля Артур Таймазов также отметился на совместных снимках. Во время визитов в Россию Бахти Ташкентский считал за долг навестить крестного отца Деда Хасана, а также своего друга казаха Мутая (Нурахман Мамыров), руководившего своей вотчиной в Алтайском крае. Три года тому назад «смотрящего» над Алтаем скосил все тот же цирроз печени.

Впереди: Бахтиер Кудратуллаев (Бахти Ташкентский) и Сурен Тавадов (Сурик Андижанский)

Бахти Ташкентский еще запомнился своим соотечественникам избиением мэра киргизского города Ош Мелиса Мырзакматова. Экстравагантность поступка объясняется не тем, что «вор в законе» набросился с кулаками на должностное лицо и не в том, что Мырзакматов не скрывал своих антиузбекских взглядов, открыто называя себя киргизским националистом. Действия Бахти находятся в полном соответствии с неписанным кодексом воровской чести, не признающем официальной власти и не делающих различий между людьми по национальному признаку.

Вор в законе Бахтиёр Кудратуллаев — Бахти Ташкентский

Дело в том, что хлипкий по сложению, высушенный тюрьмой Бахти Ташкентский противостоял откормленному, как боров бывшему спортсмену-борцу. Смелость и решительность в молодом узбеке Юлдаш Бостанлыкский точно разглядел.

Год после освобождения Бахти Ташкентский провел очень незаметно для стороннего глаза. Вроде бы, за это время он успел короновать себе приемника. Говорят, что им стал Саян Андижанский (Саян Бердиев), о котором мало что известно за пределами узкого круга избранных. Прошедший год принес Узбекистану смену власти. Все ждут первых шагов нового президента Шавката Мирзияева. По ним можно будет определить насколько он терпим к тому курсу, выбранному по отношению к преступному миру, более 20 лет назад Исламом Каримовым.

display_related_posts_via_categories()