2018-01-13

Громкие события в мире 2017 года подробности. Свежий материал на 13.01.2018 г.





С.Пархоменко― Да, на шапке, например, на кепке. Да. Я, вот, например, очень люблю кепки. Вот, возможно, меня заставят к кепкам что-нибудь такое прицепить, флажок какой-нибудь. Вот. На заднее стекло автомобиля, в паспорте, может быть, поставить какой-то штамп. Мало ли что.

Огромное количество людей говорят сегодня Трампу и его команде «Мы знаем, что речь не в экономике, а речь в расовой розни». И эти страны из этой дырки – это черные страны, это цветные страны, и он таким образом возвращается к временам вот этой расовой дискриминации, которые в США считаются временем позора. Вот.

Чем запомнился 2017 год громкими событиями. Подробные данные на 13.01.2018 г.

Впрочем, что касается самого Майкла Волффа, который настаивает на том, что книга совершенно правдива, «Огонь и ярость» сделала свое дело. Она позволила автору напомнить о себе и, судя по продажам (сейчас ее уже практически не достать), значительно помогла ему улучшить материальное положение.

И абсолютно не случайно мы видим этих самых иностранных агентов только двух сортов. Знаете, не бывает иностранного агента, не знаю, шиномонтажа и не бывает иностранного агента поликлиники, и не бывает иностранного агента ЖЭКа или, там, ДЕЗа. А бывает иностранный агент – издание, пресса. И бывает иностранный агент – общественная организация. Вот враги этого государства.

Кстати я хочу поправить здесь. Пусть не обижается Стас Белковский, который сказал в своей передаче только что, что каждая из этих табличке будет стоить 170 тысяч долларов. Нет-нет, она будет стоить 170 долларов, без тысяч. Я присутствовал на этих слушаниях, и там выступал представитель дорожной администрации, который прямо подробно эту смету изложил, сколько стоит эта табличка, сколько стоит на ней написать текст, сколько стоит ее привинтить к столбу? 170 долларов штука, недорогая вещь.

Это была очень большая история, она продолжается. Трамп сегодня с утра выстрелил целую огромную серию каких-то своих твитов, где опять, конечно, всех обвинил во лжи, сказал, что он совершенно это не имел в виду, не употреблял таких слов. Ну, в общем, черт знает что.

Не надо ни за кем надзирать – нужно расследовать заявление о преступлении. И преступление чрезвычайно серьезное. Но, как мы с вами знаем, взаимоотношения между федеральными силовыми органами и чеченскими – это вещь очень специфическая и, грубо говоря, федеральные чиновники и люди в погонах федеральных просто боятся туда соваться, и всеми силами стараются, так сказать, эти необходимости как-то сэкономить.

И вот они пару недель тому назад заявили о том, что они требуют несколько миллиардов рублей, а, может быть, даже десятков миллиардов рублей (но всё равно какая-то астрономическая сумма) со своего главного конкурента – с издательства «Дрофа», которое принадлежит другой группе, группе АСТ-Эксмо.

С.Пархоменко― Нет, не сказал, что вырвали из контекста. И более того, даже, вот, прямо не сказал, что этого не говори. Он сказал, что «Да, я употреблял всякие, так сказать, резкие выражения» и дальше начал объяснять, что он при этом имел в виду.

На этом фоне появилось очень важное событие буквально 2 дня тому назад. Сенатор Бен Кардин – это один из самых известных сенаторов демократов, совершенно поразительный человек. Он 50 лет обладатель парламентского мандата. Он был сначала 20 лет конгрессменом в конгрессе одного из Штатов (Мэриленда), потом 20 лет членом Конгресса США палаты представителей Нижней палаты. А теперь еще 10 лет сената. Вот, ему сейчас 74 года, он начал этот скорбный путь, когда ему было 54. 50 лет он заседает, это один из самых опытных парламентариев США.

Главные громкие события в мире в 2017 году. Свежий материал на 13.01.2018 г.

И речь идет в данном случае не об организациях, потому что до сих пор санкции были, в основном, направлены против разного рода организаций, хотя были и профессиональные санкции, но в меньшем количестве, только против людей, которые как-то непосредственно связаны с теми обвинениями, которые выдвигались в США, скажем, во вмешательстве в выборы там и так далее.

Если бы туда не ездили на эти суды в Петрозаводск, если бы об этом не продолжали говорить, давно бы этого человека уже не существовало, потому что можете себе представить, что это такое оказаться, вот, по этому обвинению просто так без, так сказать, какой бы то ни было помощи извне, без какого бы то ни было внимания, оказаться в тюрьме вот с таким обвинением в растлении малолетних и так далее.

Так вот. Раньше человек хотя бы мог выбирать, хочет он лезть в эту мышеловку или не хочет, хочет он иметь эти отношения с государством или не хочет. Здесь этот статус тебе может быть навязан, статус пойманного, заранее пойманного. Просто может быть назначен. И как от него избавиться, тоже не понятно.

С.Пархоменко― Да, да. Это президент, который мне не принадлежит и которому я не принадлежу. И мне, кстати, показалось, что если говорить, скажем, обо всех этих историях с бойкотом выборов и так далее (Россию я имею в виду), и если говорить о нашем отношении к вот этой вот, что называется, неизбежной победе Владимира Путина… Мы все прекрасно понимаем, что вся государственная машина настроена так, что она эту победу ему обеспечит, это переназначение, скажем так, ему обеспечит. Мне кажется, что это тоже могло бы быть достаточно важным и точным лозунгом для большого количества граждан России «Это не мой президент». Во всяком случае, свою собственную позицию я готов обозначить именно таким образом, и сам про себя я могу сказать это абсолютно твердо. Что касается сегодняшнего Владимира Путина, что касается вчерашнего Владимира Путина в одном из его предыдущих президентских, в любом из его предыдущих президентских сроков и что касается завтрашнего президентского срока Путина…

А то случилось, что крупная компания, которая принадлежит семье Ротенбергов (вы будете смеяться, опять речь идет о них), издательство «Просвещение», один из крупнейших производителей учебников… А вообще в книжном деле учебники – это как нефть, это такое могучее полезное ископаемое, потому что это миллионные тиражи с гарантированным сбытом. Вообще книжный бизнес – он такой, что называется, очень низкодоходный, очень трудно что-нибудь заработать (серьезно). А учебники – это совсем другое дело. Поэтому давно уже Ротенберги купили крупнейшее издательство книжных учебников «Просвещение» и ведут свою битву не на жизнь, а на смерть за то, чтобы все остальные учебники были признаны неправильными, те, которые не производятся в издательстве «Просвещение». Чтобы у них отобрали лицензии, сертификаты, чтобы в них нашли какие-нибудь ошибки и так далее, изъяли их из продажи как ворованные и так далее.

С.Пархоменко― Да. И я должен сказать, что у этого у всего, на самом деле, как всегда помимо сугубо политической подоплеки есть и экономическая, потому что, скажем, в истории с диабетиками… Я, вот, в свое время пропустил эту историю (просто у меня времени не хватило), но я немножко знаю про это, потому что я, к сожалению, по своему собственному здоровью тоже там в какой-то мере связан с этими делами.

И они там выдвинули какие-то обвинения в контрафакте и так далее, и так далее. И чей вот этот учебник, на который сейчас с таким бешенством накинулись в Совете Федерации? Surprise-surprise, он издательства «Дрофа».

И вот даже в этой истории «Наша история! Как же так? Мы детям преподаем!» Ничего не было бы с этой историей, если бы этот учебник был издан в другом издательстве. А раз он издан в неправильном издательстве, значит, надо его раздавить. Вот.

Громкие события в мире 2017 видео. Эксклюзивная информация.

display_related_posts_via_categories()