2018-01-13

Китай Вьетнам спор эксклюзивные новости. Новости сегодня 13.01.2018 г.





Китайско-вьетнамские отношения ассиметричны. Вьетнам как более слабое государство осуществляет стратегию обеспечения своей независимости путем применения целого набора средств, призванных заверить Китай в признании его доминирующего положения в Восточной Азии, и в ответ добиться от него признания законной сферы своей автономии. Эта стратегия направлена на втягивание Китая в структурированные отношения для придания более предсказуемого характера поведению Китая в двусторонних отношениях и снижения риска вооруженного конфликта из-за территориальных споров в ЮКМ. В целом эта политика не сильно отличается от общего курса малых и средних государств ЮВА, объединившихся в АСЕАН, который так и называется — «вовлечение» (engagement) и «хеджирование, ограничение» (hedging). Таким способом Вьетнаму, как и другим странам ЮВА, приходится, что называется, учиться «танцевать со слоном», приспосабливаясь к мощному подъему Китая и даже извлекая из него, по возможности, некоторые существенные выгоды.

Визит вьетнамского президента в Китай подтвердил, что при всех обострениях отношений с Китаем вьетнамское руководство проявляет ответственный подход и не стремится к ан-тагонизации отношений с КНР, а при необходимости идет и на определенные уступки. Выступая на встрече с избирателями в г.Хошимине по итогам своего визита в Китай, президент Шанг подчеркнул, что по ряду вопросов были достигнуты положительные результаты, но в целом споры в ЮКМ, по его словам, крайне сложны и одномоментно их решить невозможно, ибо позиции сторон слишком далеки друг от друга, а потому «требуется спокойно и тщательно рассмотреть эту проблему на основе сохранения независимости и суверенитета, на основе нашего курса, который мы ни от кого не скрываем. За один визит и одну встречу всего решить невозможно. Надо решать проблему постепенно, шаг за шагом»13. Ему вторил министр иностранных дел Фам Бинь Минь, который на пресс-конференции в Ханое отметил, что Вьетнам придает особое значение отношениям с Китаем и намерен совместно с китайской стороной претворить в жизнь достигнутый руководителями двух государств консенсус, поддерживать обмен визитами на высоком уровне, содействовать практическому сотрудничеству во всех областях, развивать гуманитарные обмены, реализовать достигнутые договоренности о принципах разрешения существующих между двумя странами вопросов на море14.

Заметный след оставил визит в Китай избранного на XI съезде генерального секретаря ЦК КПВ Нгуен Фу Чонга в октябре 2011 г. Он позволил на определенное время ослабить опасно нараставшую напряженность между двумя соседями. В принятом совместной Заявлении говорилось о намерении сторон продолжать тесное сотрудничество КПК и КПВ. Намечено значительное расширение военного сотрудничества путем развития контактов между военными руководителями, установления прямой связи «горячей линии» между министерствами обороны, сотрудничество в подготовке кадров и обменов молодыми офицерами, проведения совместного патрулирования в пограничных районах и совместных морских патрулей в заливе Бак-бо, осуществление взаимных визитов военных кораблей. Много внимания было уделено совместным мерам против трансграничной преступности, а также «согласованию действий и взаимной поддержке в поддержании общественного порядка в своих странах», что в определенной мере отражало возникшие у обеих сторон опасения в связи с развернувшимися событиями «арабской весны» на Ближнем Востоке.

Что не поделили Китай с Вьетнамом подробные данные. Подробные данные на 13.01.2018 г.

Относительная общность коммунистической идеологии является важной нитью, которая связывает две правящие коммунистические партии Китая и Вьетнама. Но это не дает оснований на оптимистические ожидания развития этих отношений. История доказала, что идеология не является решающим фактором, обеспечивающим длительные и прочные связи двух государств. Таким фактором являются только их национальные интересы.

Реализация этих трех целей требует определенного такта. США не хотят, чтобы Китай задавил своих оппонентов в Южно-Китайском море, но в то же время и не желают вступаться за них перед Китаем или давать ложную надежду на то, что Вашингтон будет безоговорочно поддерживать их претензии.

Вьетнам обречен на т.н. «тиранию географии»4, при которой у него нет выбора, кроме как научиться разделять судьбу с соседствующим Китаем на всех поворотах его истории. Для большой и могущественной страны свойственно оказывать влияние на меньшего соседа, как столь же естественно стремление меньшей страны всячески сопротивляться этому влиянию и сохранять свою независимость до тех пор, пока они обе не достигнут взаимно удовлетворяющего положения, некоего «модус вивенди».

Заметный след оставил визит в Китай избранного на XI съезде генерального секретаря ЦК КПВ Нгуен Фу Чонга в октябре 2011 г. Он позволил на определенное время ослабить опасно нараставшую напряженность между двумя соседями. В принятом совместной Заявлении говорилось о намерении сторон продолжать тесное сотрудничество КПК и КПВ. Намечено значительное расширение военного сотрудничества путем развития контактов между военными руководителями, установления прямой связи «горячей линии» между министерствами обороны, сотрудничество в подготовке кадров и обменов молодыми офицерами, проведения совместного патрулирования в пограничных районах и совместных морских патрулей в заливе Бак-бо, осуществление взаимных визитов военных кораблей. Много внимания было уделено совместным мерам против трансграничной преступности, а также «согласованию действий и взаимной поддержке в поддержании общественного порядка в своих странах», что в определенной мере отражало возникшие у обеих сторон опасения в связи с развернувшимися событиями «арабской весны» на Ближнем Востоке.

Вьетнам широко использует визиты на высшем и высоком уровне руководителей партии и государства, прежде всего как важный дипломатический инструмент кодификации своих отношений с Китаем. Они подписывают с китайскими коллегами совместные заявления, соглашения и протоколы, в которых всегда усиленно подчеркивают значение и взаимовыгодный характер тесных отношений в прошлом как бы в противовес нынешним противоречиям. Они добились согласия китайской стороны снимать все трудные вопросы с повестки встреч на высшем уровне, поручив их обсуждение и поиски решений различным рабочим группам на техническом уровне экспертов, а тем временем рассматривать и решать более легкие проблемы, шаг за шагом продвигаясь и к более трудным. Вьетнамская дипломатия делает акцент на общих интересах, как например, на превращении сухопутной границы в нормальную и безопасную, чтобы обе стороны могли пользоваться трансграничной торговлей. В результате были достигнуты важные соглашения по демаркации сухопутной границы и северной части Тонкинского залива (по-вьетнамски — залива Бак-бо).

Политика Вьетнама в сложившемся для него стратегическом треугольнике Китай — Вьетнам — США наглядно демонстрирует реализацию на практике внешнеполитического курса, утвержденного Х1-м съездом КПВ в январе 2011 г. Он заключается в неуклонном проведении независимой, суверенной внешней политики при одновременной разнонаправленности и диверсификации международных отношений. КПВ строит свою внешнюю политику и отношения с другими государствами на основе принятой в партии идеологической концепции «партнерства (ёокас) и противостояния (скнйюгщ)». В соответствии с этой концепцией отношения с Китаем содержат в себе элементы того и другого. Этот прагматический подход также во многом проливает свет на видимый парадокс в отношениях Вьетнама с Китаем.

О чем спорят Китай и Вьетнам. Эксклюзивная информация.

Очевидно, что Китай и дальше будет стремиться к тому, что наблюдатели называют «китаецентричным» разрешением всех территориальных споров. Это предполагает, по мнению некоторых из них, дальнейшее ужесточение позиций, отказ от стратегии малых уступок (политики кнута и пряника) или отсрочки решения наиболее существенных разногласий. Региональные конкуренты должны будут либо согласиться с требованиями Китая, либо оказаться перед лицом вооруженной дипломатии или прямого применения военной силы.

Некоторые исследователи, глядя на карту, представляют Китай в виде огромного петуха, в клюве которого находится Корея, а лапами он опирается на Вьетнам, которому выпало нести всю его тяжесть на своих плечах, а деваться ему от этого некуда2.

Китайцы установили в Парасельском архипелаге в Южно-Китайском море платформу для добычи нефти. Этому предшествовал настоящий позиционный «морской бой». Вначале верх брали вьетнамцы, но китайцы подвели новые военные корабли. Стороны обошлись без применения огнестрельного оружия, зато тараны и водометы вовсю шли в ход.

Сейчас китайцы стали действовать более мирно и расчётливо, говорит Алексей Маслов. «В надежде, что Вьетнам снимет свои претензии на острова, Китай даже сейчас финансирует более вьетнамских 190 проектов, от заводов и дорог до реконструкции университетов и создания лабораторий. Есть целый ряд совместных образовательных программ, вьетнамские учёные обучаются в Пекинском и Фуданьском университетах, вьетнамские специалисты проходят стажировки в Китае, и в этом смысле, хотя холодок в отношениях остаётся, Вьетнам действует довольно прагматично», — считает Маслов.

Территориальный спор между Китаем и Вьетнамом, вспыхнувший в Южно-Китайском море, не только повысил градус напряженности в регионе и риск вооруженного конфликта между двумя соседями. Он поставил серьезную дилемму перед США как гарантом мира в Восточной Азии.

Военный успех Китая был частичным. Намеченные провинциальные центры и приграничные территории были захвачены, но на это ушло гораздо больше времени, чем ожидалось. Всем промышленным и хозяйственным объектам Вьетнама на этих территориях был нанесён крупный ущерб. Но основную тяжесть боевых действий вынесло на себе вьетнамское ополчение, — основные силы ВНА использовались ограниченно. В этом китайские планы потерпели неудачу. Собственные потери НОАК, вне зависимости от разницы в оценках, оказались довольно большими. Война продемонстрировала слабость и отсталость НОАК, всё ещё придерживавшейся концепции «народной войны» Мао Цзэдуна. Выявилась слабая подготовка командного состава, низкая мобильность частей (вследствие слабой оснащённости транспортными средствами и больших проблем с тыловым снабжением), отсутствие современного вооружения и средств связи. Существует мнение, что одной из целей Дэн Сяопина, выступавшего за модернизацию китайской армии, было продемонстрировать более консервативной части китайского руководства невозможность ведения современной войны старыми методами. Действительно, вскоре после войны началась глубокая модернизация НОАК. Впрочем, вьетнамская армия также продемонстрировала свои недостатки, в частности, безынициативность и недостаточную подготовленность своего командования.

Какого-либо смысла во вмешательстве России в конфликт нет, но мы можем поддерживать партнёрские отношения со всеми участниками конфликта, включая продажу современных вооружений. При этом, что показательно, такая тактика РФ будет направлена именно на предотвращение военного конфликта.

Китай и Вьетнам спор видео обзор конфликта. Последние события.

display_related_posts_via_categories()