2018-02-14

Ксения Соколова российская журналистка свежая информация. Всё, что известно на данный момент.





Я однажды приехала в Грозный в 2006 году. Город был сплошной руиной. Поразил длинный 5-этажный дом: его половина была разрушена тяжелым снарядом или бомбой и представляла собой кучу камней и арматуры. В другой половине дома жили люди. В одной из квартир были белые пластиковые окна – совершенно новые, еще обклеенные скотчем. Для меня эти окна — метафора таких войн: в которых люди привыкают существовать, как в этой полуразрушенной пятиэтажке. Они понимают, что еще долго из нее не переедут. Им некуда ехать.

— Моя миссия сохранить и продолжить то, что делала Лиза. Пока будет идти война, жертвам которой она помогала, наша организация будет продолжать оказывать помощь. Я уже столкнулась с вопросами – почему помогаете тем, и не помогаете этим? Ответ простой – хотите помогать? Откройте свой фонд или пожертвуйте деньги тем, кто помогает тем людям, за судьбу которых вы переживаете. Детям Донбасса и Сирии мы будем помогать, потому что нет никого более несчастного и достойного помощи, чем тяжело больной ребенок, оказавшийся без медицинской помощи на войне. В России мы постараемся увеличить количество наших программ. У Лизы был настолько высокий авторитет и популярность, что этим именем можно открыть много дверей и сделать много добра.

Маша Гессен в программе «Школа злословия» на канале НТВ: «Есть темы, которые теперь уже могут появиться только в глянце и не могут появиться в газетах. Прекрасные репортажи о Беслане публиковались и в журнале Esquire, правда, там был переводной материал, и в журнале GQ, где он был родной, и это один из лучших репортажей, которые мне просто приходилось читать. Мне кажется, что такого рода репортаж, с таким количеством жизни, пота и крови, которое было в этом тексте, ни в одной российской газете появиться бы не мог»[60].

В 1997 году окончила факультет художественного перевода Литературного института им. А. М. Горького, где ее наставником стал переводчик Виктор Петрович Голышев. В 2003 году начала работать обозревателем в мужском журнале GQ, главой отдела спецпроектов, где позже заняла пост заместителя главного редактора. За это время выпустила сборник своих статей в книге «Революционный гламур. Спецрасследование» (ЭКСМО, 2007 г.)[5]. В 2012 году стала вице-президентом медиа-группы «ЖиВи!»[6] и обозревателем проекта «Сноб», который покинула в начале 2016 года. Разведена, воспитывает сына. Увлечения: мода, спорт, психология, техники личностного развития, путешествия, автомобили.

«Когда я пришла работать в фонд, то поехала и в Донецк, и на вокзал — кормить бездомных. В Сирию с нашим гуманитарным грузом не полетела — оказалось, что в российских военных самолетах нет туалета. Мне показалось это странным в XXI веке».

На вопрос о возможном конфликте с упомянутой в материале РЕН-ТВ Натальей Авиловой Соколова отвечать отказалась, сообщив лишь, что Авилова по-прежнему занимает должность члена правления «Справедливой помощи доктора Лизы» и руководителя направления помощи детям, пострадавшим от военных действий и катастроф.

«Благотворительная организация, которая мне досталась, — предприятие. Ее можно было закрыть, оставить как есть или развивать. Мы выбрали третий путь — оказалось интересно!»

Ксения Соколова биография личная жизнь фото подробности. Свежий материал на 14.02.2018 г.

— Полечу туда, наверное, в апреле. Там ситуация другая, чем на Юго-Востоке Украины: есть больницы, хорошие врачи, но нет медикаментов из-за санкций. У сирийцев была очень хорошая медицинская промышленность. Сейчас она почти полностью разрушена, и на ввоз медикаментов наложены санкции. В том числе , жизненно важных.

«Все это было сделано в целях реализации новой стратегии, намеченной на 2018 год, а также для расширения существующих и принятия новых благотворительных программ. Что касается строительства клиники для бедных. В публикации есть намек на то, что мы под прикрытием этого строим коммерческую клинику. Так вот, никакой коммерческой клиники в Москве мы открывать не собираемся», — заявила Соколова.

Наталья Авилова сначала согласилась ответить на вопросы «Медузы» в письменном виде, однако впоследствии не ответила ни на один. Как она объяснила, многие данные, опубликованные в материале РЕН-ТВ, ей неизвестны — и она не может их комментировать. «Я действительно изучила доступные мне как члену правления документы о деятельности „Справедливой помощи“, в том числе финансовой, — написала Авилова „Медузе“. — Все свои вопросы я оформила в обращении и передала его в ноябре членам нашей организации, руководству и главе попечительского совета с просьбой дать ответы и рекомендации. В январе должно состояться общее собрание, на котором, я надеюсь, нам предоставят ответы и ознакомятся с документами. До этого момента обсуждать что-то в публичном пространстве бессмысленно».

Украина и Польша, что дальше? После смены власти в начале 2014 г. новые руководители страны взяли активный курс на героизацию С.Бандеры и всего, что связано с украинским национализмом, заложив, таким образом, мину замедленного действия…

— Я спрашивала Лизу: «Как твой муж, дети отпускают тебя на войну?» Она говорила: «Поскольку мой муж знает, что я все равно поеду, относится нормально, наверное, потому что любит».

Журналист Ксения Соколова творческий путь. Свежий материал на 14.02.2018 г.

Кроме того, Соколова подтвердила несколько фактов, указанных в публикации, — в частности, о ее зарплате и аренде нового офиса. «Да, я действительно получаю зарплату [173 тысячи рублей] с 14 августа 2017 года — такое решение приняли на общем собрании „Справедливой помощи“. До этого, то есть с февраля, когда я стала главой организации, по середину августа я исполняла обязанности президента „Справедливой помощи“ на общественных началах, то есть бесплатно. Про новый офис тоже правда. Мы действительно арендовали новый офис — но не на замену старому, а в дополнение. Причем произошло это тоже в августе», — сообщила Соколова, добавив, что тогда же у действующих сотрудников выросла зарплата, а в штат были наняты новые люди.

— Первый раз я там была в конце 2014 года, с Лизой. Ехали на поезде до станции Константиновка. Тогда обстановка была намного хуже, чем сейчас. Железнодорожные пути после Константиновки были разбомблены. В ночи мы пересаживались в микроавтобус, который ехал в Донецк. Проезжали несколько блокпостов: украинских военных, ополченцев. Потом я уже перестала ориентироваться – кто именно нас останавливает. Это были обвешенные оружием люди без опознавательных знаков, в разном камуфляже, в том числе американского производства. Они осматривали автобус, все проверяли. Выглядело это тревожно. В этот раз мы проезжали пограничный пункт Россия-ДНР. И никаких блокпостов.

За два дня до годовщины гибели Елизаветы Глинки телеканал РЕН-ТВ выпустил материал о том, что «после гибели доктора Лизы новая глава ее фонда подняла себе зарплату в пять раз». В нем без указания на источник информации утверждается, что за последний год в организации произошли изменения — якобы в центре Москвы был снят новый офис за 172,5 тысячи рублей в месяц, штат работников увеличился за счет коммерческих сотрудников (наняты секретарь, фандрайзер, исполнительный директор и новый главный бухгалтер), «траты на юридические услуги почти сравнялись с медицинскими», а зарплата руководителя заметно выросла: «если доктор Лиза платила себе самой 30 тысяч рублей, то у новой главы фонда доход 173 тысячи». Телеканал также приводит сканы внутренних документов (в частности, копию штатного расписания) и утверждает, что в планах нового руководителя — построить больницу для бедных, в которой бедным выделят лишь 30 койко-мест из 150.

— Все церковные люди говорят, что если есть в роду батюшки, они молятся за тебя, дают защиту. У меня действительно есть особые внутренние отношения с прадедом. Это для меня очень серьезно.

«Медуза» обратилась за комментариями непосредственно к президенту «Справедливой помощи» Ксении Соколовой и члену правления организации Наталье Авиловой.

— Интеллигенция творческая разделилась на два лагеря. Одни, как Ахеджакова и Макаревич, против вхождения Крыма в состав России. Другие создают свои батальоны на Донбассе — как Захар Прилепин. Будет ли между ними примирение?

Николай Усков : «Ксения Соколова не выносит оценок своим героям или событиям. Она просто рассказывает истории — про Беслан и Грозный, про великого немого Антониони, фантастическую северокорейскую жизнь или московских сутенеров. В результате получается срез нашего времени, увиденный глазами талантливого репортера… Ксения — хороший рассказчик» (из книги «Революционный гламур. Спецрасследование», издательство Эксмо, 2007 г.).

— Это отдельный разговор. 20 век нам не просто дался. В этом веке Россия принесла огромную жертву. В революциях и войнах был уничтожен цвет нации. От репрессий пострадала почти каждая семья. Восстановительный период после столь чудовищных потрясений – отнюдь не 10 лет. По-моему, мы сейчас его медленно проходим и еще долго будем проходить.

Родилась в Москве. Её прадед Иван Михайлович Соколов был священником, расстрелянным в 1938 году на Бутовском полигоне[4]. В интервью на телеканале «Россия 24» Ксения сообщила, что кроме него у неё в роду ещё несколько священников.

— Раскол в обществе огромный, его надо преодолевать. Это придется делать, чтобы у страны было будущее. Война – самый жестокий, нелепый способ распорядиться человеческой жизнью. И ладно бы своей – отвратительно, когда безответственные политики распоряжаются чужими жизнями.

Ксения Соколова видео информация. Главные новости.

display_related_posts_via_categories()