2017-01-25

Суд над ОПГ Телестудия

Суд над ОПГ «Телестудия»

Верховный суд Татарстана накануне поставил точку в летописи ОПГ «Телестудия», члены которой вымогали деньги у таксистов на вокзале «Казань-2», требуя то 10 тыс. рублей в месяц, то 20% выручки, то 100 рублей за каждого пассажира. Непризнанные «короли автовокзалов» получили 61 год тюрьмы после того, как пустили пулю по одному из автобусов прямо на вокзале.

Спустя полгода после завершения расследования Следственным комитетом РФ по РТ уголовного дела преступной группы «Телестудия», Верховный суд РТ должен был разрешить судьбу семерых фигурантов — Александра Савельева (лидер сообщества), Романа Сорокина, Марата Галявиева, Афиса Гойджаева, Рустема Шангараева, Рустема Шайдуллова и Вадима Сергеева. Напомним, ОПС было создано еще в 80-90-х годах в Московском районе Казани, и названо по территориальному расположению. Впрочем, существовал и арский «филиал» ОПС.

«Телестудия» не была замечена в кровожадных разборках, ее члены занимались рэкетом и не проливали большой крови. Потерпевшими по делу группы стали перевозчик ООО ТЭК «Ак Барс Трансфер», таксист Идрис Назипов, девелопер Ленар Бикмурзин и продавец Фарид Галиев.

Потерпевшие ОПГ

Так, Савельев потребовал со знакомого ему ранее Назипова ежемесячную дань размером 10 тыс. рублей за работу и игру на автоматах на территории, которой владела банда. На протяжении трех лет Назипов исправно платил, но потом этого стало недостаточно. В июле 2009 года лидер ОПС узнал, что Назипов занимается куплей-продажей автомобилей, привозя их из Беларуси. Его рабочим автомобилем была Toyota Camry, которая и приглянулась подсудимым. Машину угнали, вымогая взамен у владельца 200 тыс. рублей, а ежемесячный взнос за азартные игры подняли до 50 тысяч. Общий ущерб Назипова за годы вымогательств следователи оценили в 510 тыс. рублей.

Автомобиля лишился и второй потерпевший Ленар Бикмурзин. Воспользовавшись случаем, когда Бикмурзин был немного пьян, Сергеев уехал на его Infiniti, а потом выдвинул требования переоформить машину на себя. Так Бикмурзин стал вторым потерпевшим с ущербом на 750 тыс. рублей.

Противостояние на железнодорожном вокзале «Казань-2» — один из самых важных эпизодов, фигурирующий в обвинительном заключении. В начале 2013 года Савельев, Сергеев, Шайдуллов и Галявиев подъехали к вокзалу с угрозами к диспетчерам ООО ТЭК «Ак Барс Трансфер». Они потребовали у них деньги «за асфальт»: 20% от ежедневной выручки либо 100 рублей с перевозки каждого пассажира, иначе автобусы не уцелеют. Водители не связывались с рэкетирами и чаще всего уезжали с автовокзала без пассажиров.

Конфликт достиг кульминации незадолго до Универсиады, когда Сорокин прямо на вокзале выстрелил из автомобиля в автобус Hyundai Universe и попал в лобовое стекло со стороны водителя. Стоит отметить, что на то время посадка на территории второго вокзала проходила нелегально, а заявления в полицию избавляли от угроз лишь на время.

Бандиты на суде

Приговору предшествовало последнее слово группировки, во время которого один из ее участников обратился к судье.

— Ваша честь, по поводу всего произошедшего сожалею. Прошу при вынесении приговора учитывать состояние моего здоровья… Вынести законный приговор, строго не наказывать», — попросил Вадим Сергеев по кличке Вальдемар.

Эти слова вызвали недоумение у его родственников. «Будто бы вину признает», — говорили они в коридоре. Однако адвокат разъяснил, что подсудимый заявил только, что сожалеет по поводу всего произошедшего. Конкретики, а тем более слов о признании вины, не прозвучало.

Шангараев же избрал другую тактику — в последнем слове он намекнул на вину самого потерпевшего Назипова. «По отношению к Назипову вина может быть и есть, но она точно не в вымогательстве денежных средств и не в похищении его авто. Прошу учесть, что аморальность поступка Назипова по отношению к моим знакомым впоследствии послужила основанием для выдвижения требований вернуть деньги назад», — зачитал подсудимый.

Он также пояснил, что вымогательством не занимался, а лишь просил вернуть то, что обманным путем было изъято у его знакомых. «Я отдаю себя в руки правосудия и полностью надеюсь на ваше решение, основанное на принципах гуманизма и норм Конституции РФ», — громко заключил он.

Суд над ОПГ «Телестудия»

Шайдуллов, как и Шангараев, тоже зачитал последнее слово, в котором представил себя жертвой обстоятельств. «К вымогательствам на железнодорожном вокзале Казань-2 отношения не имею, потерпевших ранее не встречал», — сказал он, но добавил, что дружит с Галявиевым с детства. Тот несколько раз к нему приезжал ночевать. На вокзале же подсудимый, как признался, часто бывал, только потому, что ездил в город из Юдино.

Галявиев в последнем слове сказал, что работал диспетчером, как Лавров, Низамутдинов, Морозов, Миннуллин… «Вины я не признаю. Я, конечно, привык, что на меня постоянно вешают все, потому что я детдомовский и заступиться за меня некому. В этом и виноват. По сей день я честен», — заявил Галявиев.

Александр Савельев, которого следователи считают лидером «Телестудии», заявил о своей непричастности к преступлениям. Сорокин также открещивался от обвинений. «До последнего верю, что суд разберется и вынесет справедливое решение по данному делу», — обратился он к судье.

Гойджаев был наиболее краток, попросил его оправдать, ведь вину он не признает и преступление не совершал.

Строгий приговор

Оглашение приговора состоялось после обеда и заняло у судьи Мансура Султанова два часа. Сперва суд исключил из обвинения Сергееву квалифицирующий признак «из хулиганских побуждений», как не нашедший подтверждений. «Нанесению удара Бикмурзину (члены ОПС использовали рукоприкладство как аргумент в пользу перерегистрации автомобиля — прим. ред.) предшествовал конфликт, ранее состояли в личных отношениях, в том числе неприязненных», — объяснил решение судья. Таким образом, обвинение было переквалифицировано с п. «д» ч. 2 ст.112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений») на ч.1 ст.112 УК РФ («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий»). Однако вслед за этим Султанов совсем освободил Сергеева от наказания по этому эпизоду.

Кроме того, суд исключил из обвинения Сергееву, Савельеву, Сорокину, Галявиеву, Шайдуллову ч.2 ст.213 УК РФ как ошибочно вмененную, поскольку эти действия (хулиганство) охватывает ст. 163 УК РФ («Вымогательство»).

«Похищение человека» также было исключено из обвинений, предъявленных Савельеву и Сорокину. Суд посчитал, что квалификации по ч. 1 ст. 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы» достаточно.

Также судья вычеркнул из обвинений Савельеву и Шангараеву ст. 161 УК РФ («Грабеж»), связанную с угоном машины Назипова, как «излишне предъявленную». «Похищение автомобиля не было самостоятельным преступлением и было связано с вымогательством денег», — объяснил свое решение судья.

На этом хорошие новости для подсудимых закончились. Султанов констатировал, что действия ОПГ были общественно опасными. Савельев, Сергеев, Сорокин, Галявиев, Гойджаев, Шангараев, Шайдуллов признаны участниками организованной группы, каждый из которых виновен в совершении преступлений. Руководствуясь ч.2 ст. 18 УК РФ («Рецидив»), судья усмотрел в действиях Сергеева и Шайдуллова опасный рецидив преступления. Ранее оба были судимы за тяжкое преступление и получили реальное лишение свободы.

В результате Савельев был приговорен к 12 годам лишения свободы, Сорокин — к 11, Галявиев получил 7 лет и 1 месяц, Гойджаев и Шангараев — по 7 лет, Шайдуллов — 7 лет и 6 месяцев, Сергеев — 9 лет и 6 месяцев. Итого 61 год заключения вместо 74, запрошенных гособвинением во время прений. В заключение суд постановил вернуть Сергееву изъятые из банковской ячейки 101 тыс. рублей, а с Савельева и Годжаева, напротив, взыскать 140 тыс. рублей в пользу потерпевшего продавца велосипедов Галиева, который также стал жертвой вымогательства на Московском рынке.

Кажется, полной неожиданностью для участников «Телестудии» и их близких стало то, что Султанов, опираясь на п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ назначил мужчинам наказание с отбыванием в колонии строгого режима.

Подсудимые восприняли решение суда безмолвно, в отличие от родственников, в особенности женщин, ронявших слезы весь приговор. Признанные виновными «телестудийщики» махали рукой женам, показывали, чтобы те им писали, а некоторые языком жестов выказывали неуважение к суду.

display_related_posts_via_categories()