2017-01-07

Худжа Каримов покинул родину, не завершив всех своих планов





Рахим Каримов

Таджикские кланы через десятилетие после окончания гражданской войны, закончив формирование властной элиты вокруг действующего президента Эмомали Рахмона, приступили к планомерному «выводу из игры» полевых командиров, благодаря которым они же и приобрели власть. В тюрьму последовательно попали такие небожители политической сцены середины 90-х годов, как Якуб Салимов и Гаффор Мирзоев, с именами которых связано освобождение Душанбе от сторонников исламского государства и ликвидация многочисленных мятежей в первые годы независимости. Худжа-командир, конечно же, не может тягаться с ними своим авторитетом, но в те годы обозначил себя, как очень известную и неординарную фигуру. Теперь он пополнил список титулованных изгнанников, войдя в перечень разыскиваемых преступников.

Рахим Каримов

Рахим Каримов родился 56 лет тому назад в небольшом поселке Кизил-Кала Гозималикского района. Теперь повстанца от Народного фронта там почитают, как благодетеля. Помимо своего моментально «отгроханного» 3-х этажного дома, за несколько лет, проведенных близко к властной «кормушке», он заселил 13 малоимущих и многодетных семей, в подаренные им с барского плеча дома. В поселке появился новый детский садик и лицей, был практически заново отстроен рынок. Пенсионерам Кизил-Калы он зачастую приплачивал весомую прибавку к нищенской пенсии.

В планах Каримова значились новая больница, баня и дворец культуры. Ему не хватило немного времени, а самое главное терпения. Окружавшие его в годы славы люди сейчас предпочитают не признаваться в знакомстве с ним, иногда даже шарахаясь в сторону при упоминании имени Худжа Каримов. Многие, поддаваясь веянию времени, характеризуют его, как полного «неадеквата». Зенит славы Худжа-командира безвозвратно прошел, осталось только горькое похмелье.

Детство подростка из Кизил-Калы выдалось очень непростым. Кроме него в огромной даже по среднеазиатским стандартам семье было 12 сестер и 1 брат. В 3 года умер его отец. Все заботы о детях перешли к матери, которая быстро «сгорела» от навалившихся забот. В 17 лет Рахим Каримов стал полной сиротой. Несмотря на почти каторжный труд на огороде, чтобы прокормить семью, он успевал находить время для игры в любимый футбол и довольно неплохо учился в школе.

Неординарный человек

При дележе портфелей среди командиров победившего Народного фронта Таджикистана он выберет должность председателя национальной Федерации футбола. В престижном мединституте, куда он довольно легко поступил по окончании школы, его выберут старостой группы. Вступив в Народный фронт Таджикистана Худжа стал воином, забыв про врача, но чувствовал себя скорее всего артистом.

Файзали Саидов знал истинную причину убийства Сангака Сафарова

Его появления на публике всегда были тщательно спланированы и эффектны. В окружении толпы бодигардов он выносил собственное тело из джипа с обязательно тонированными стеклами и не спеша, вальяжно, вразвалочку подходил к ожидавшей его толпе дехкан. Бывший шустрый школьник и студент даже сменил имя с Рахим на Худжа, откуда и взялась его кличка Худжа-командир.

Из всех коллег-предводителей вооруженных формирований Народного фронта он выделял только Файзали Саидова и во всем старался походить на него. Импульсивный и конфликтный Файзали стал причиной гибели лидера НФТ Сангака Сафарова. Ночное чаепитие в доме Саидова закончилось ссорой и беспорядочной стрельбой, в ходе которой погибли сам хозяин дома и его влиятельный гость, а еще толпа их охранников. Над столом кабинета Каримова, в бытность заместителем командира специальной бригады Министерства обороны, всегда висел портрет, но ни президента, ни министра обороны, а именно Файзали. Каримов всегда мечтал назвать долгожданного сына именем кумира, но судьба не дала ему такого шанса. Супруга командира, как назло, рожала ему одних только дочерей.

Бывший боевик

Припадки мании величия участились у Худжа-командира в мирное время. В военное на подобное расточительство не было попросту сил. Видимо, сказалось разлагающее безделье. В 1995 году он стал членом «парламента бывших боевиков», одновременно возглавив Федерацию футбола, но не часто уделял внимание пленарным заседаниям и совещаниям с чиновниками от спорта.

Кружащаяся от безмерной власти и славы голова, бывала причиной абсолютно диких выходок. Однажды, он приехал со всей своей огромной вооруженной свитой в резиденцию Президента Таджикистана. На своем пути ему повстречалась пожилая женщина-общественный деятель Муккарамой Тошматова. Она сделала замечания Худже по поводу его шумного поведения и бряцания оружием в апартаментах главы государства. В ответ женщина получила несколько ударов по лицу, что для восточного мужчины, соблюдающего традиционные понятия приличного поведения и обязанного почитать возраст и почетное звание матери, абсолютно недопустимо. В другой раз Худжа, снизошедший до посещения штаб-квартиры Федерации футбола, где шло обычное рабочее совещание, будучи в плохом настроении пригрозил убить одного из не понравившихся ему лично чиновников государственного Спорткомитета.

Исполнение угроз

Свои угрозы Худжа-командир имел за правило исполнять. В 1994 году он со своими телохранителями убил Махмадулло Сайруллоева, Фархода и Абдухалима Шукуровых. Тела убитых жестокий воитель предал огню, превратив в пепел. Несчастные были обвинены Худжой в попытке покушения на его жизнь, которое произошло годом ранее. В результате неудачной акции погиб единственный брат полевого командира Сафарбек. Избежать наказания за тройное убийство Худжа-командиру удалось, но его племянник Шухрат Раззоков, принимавший в экзекуции участие, все же в 2012 году получил 10 лет тюрьмы, которые вскоре были сокращены вдвое по амнистии.

В 1997 году Худжа-командир благополучно пережил попытку второго нападения. Видимо, за тот раз он сам назначил виновным члена НФТ, депутата парламента и судью Тагаймурода Шукурова, пропавшего без вести, а не задолго до этого, услышавшего от Худжа Каримова угрозы в свой адрес. Выходки не знающего границ приличия бывшего боевика пришлось долго терпеть всем власть имущим.

В 1995 году народные избранники, заседающие в парламенте, почти единогласно дали согласие на снятие с него депутатской неприкосновенности в связи с возбуждением против слишком нахального коллеги уголовного дела. С депутатами Худжа-командир также вел себя крайне вызывающе. Однако, отдохнуть от слишком беспокойного парламентария пришлось всего в течении нескольких дней. Каримов быстро решил возникшие проблемы, но не простил депутатам недружественного шага – он просто перестал появляться среди них. Высвободившееся от законотворчества время было посвящено развитию собственного бизнеса. Созданную им фирму «Бобои Абдурахим», Худжа зарегистрировал на своего любимого племянника Тоджиддина. Бизнес оказался не той сферой , в которой бывший полевой командир смог блеснуть своими способностями. Проект принес одни убытки.

Уголовное дело

Худжа-командир очень любил народные праздники и всегда старался веселиться от души. Особо ему по нраву были танцы. К слову, Каримов никогда не пил и не был ни кем замечен в употреблении наркотиков. Еще ему нравились зарубежные поездки, которые, как председателю Федерации футбола Таджикистана неоднократно приходилось осуществлять с официальными миссиями. Он смог побывать во многих азиатских странах и, как позже выяснилось, с большой пользой для себя.

С 2001 года вторым домом для него стала Малайзия, где он приобрел устойчивые связи и влиятельные знакомства. После чего в Таджикистане экс-депутат и экс-командир подразделения Министерства обороны появлялся крайне редко, краткосрочными наездами. В 2005 году вторично против Худжа Рахимова было возбуждено уголовное дело. Обвинение утверждало, что он создал незаконную вооруженную группировку, занимавшуюся бандитизмом и захватом заложников.

Еще в вину Каримову ставилась организация захвата гражданского самолета. После этого шага властей Худжу на родине больше не видели. Он исчез из поля видения соотечественников. По некоторым данным, помимо полюбившейся Малайзии, бывший полевой командир и разжалованный председатель Федерации футбола часто бывает в Арабских Эмиратах и соседнем Узбекистане. Дорога домой ему навсегда закрыта. Во всяком случае при Эмомали Рахмоне точно.

display_related_posts_via_categories()